Доноры и их органы - помагаю спасать жизни или приносят прибыль?

Что такое донорство?

 

Трансплантационная хирургия является одной из самых высокотехнологичных отраслей современной хирургии.

Так, благодаря достижениям современной медицины сегодня успешно проводятся операции по пересадке сердца. Но она невозможна без доноров - людей, жертвующих органы или ткани своего тела для трансплантации.

Возможности современной медицины и хирургии позволяют излечивать многие заболевания. Но когда лечение невозможно или безуспешно и жизнь пациента под угрозой, часто остается только один выход - замещение пораженного органа тела новым, трансплантированным от донора.

Медицинским термином «донор» обозначают человека, предоставляющего орган или ткань своего тела для трансплантации нуждающемуся в нем больному (реципиенту). В качестве доноров тканей (например, крови или костного мозга), изъятое количество которых организм способен легко восполнить, используют только живых людей. Органы, отсутствие которых организм возместить не в состоянии, изымаются у недавно умерших. Исключение составляют почки: в качестве их доноров могут быть и живые, и недавно умершие люди.

Иногда пациент сам может быть донором здоровой ткани (например, кожи и костной ткани) для пересадки на другой участок собственного тела.

Кто может быть донором?

Донором может стать практически каждый человек при условии, что изъятие органа или ткани не причинит вреда его здоровью и что у него отсутствуют болезни или повреждения, способные негативно повлиять на состояние трансплантируемых органов. Возможно частичное повреждение почек людей с хронической гипертензией, и, следовательно, их нельзя использовать для трансплантации. Аналогично, сердце пожилого человека вследствие естественного износа также непригодно для пересадки. Так как несчастные случаи являются весьма распространенной причиной смерти, погибшие чаще всего становятся донорами органов.

Ткани донора должны быть совместимы с тканями реципиента. Это обстоятельство имеет решающее значение, так как если организм пациента воспримет трансплантированный орган как чужеродный, он будет пытаться его отторгнуть. Во избежание отторжения типы тканей пациентов, нуждающихся в трансплантации, заносят в компьютерные базы данных. Сведения о типах тканей всех потенциальных доноров заносят в эту же базу. В результате компьютерной обработки определяются варианты наибольшей совместимости тканей реципиента и донора.

Ответы врача на некоторые вопросы читателей

Мой брат попал в автомобильную аварию. В больнице спустя короткое время ему отключили систему жизнеобеспечения, так как врачи установили смерть мозга. Поскольку при нем была карта донора, у него были изъяты почки. Как официально констатируется смерть мозга в таких случаях?

Врачи проводят все возможные тесты для того, чтобы удостовериться в смерти больного. Обычно смерть подтверждается двумя независимыми патологоанатомами по следующим критериям:

    выявлена точная причина необратимой гибели мозга;

    выяснено, что кома или остановка дыхания не вызваны приемом лекарственных препаратов из групп депрессантов и миорелаксантов, холодом, нарушением обмена веществ в организме и гормональными нарушениями;

    при воздействии света на зрачки они не расширяются и не сужаются;

    отсутствует мигательный рефлекс при прикосновении к глазному яблоку;

    глаза не двигаются при стимуляции вестибулярного аппарата;

    отсутствует рвотный рефлекс при прикосновении к области глотки;

    бездействует тройничный нерв (отсутствует реакция на сильные болевые воздействия);

    при отключении дыхательного аппарата не отмечаются попытки дышать самостоятельно.

Если врачи не убеждены в смерти мозга пациента, через какое-то время его обследуют повторно.

 

Черный рынок органов на пересадку.

 

 

По данным ВОЗ, ежегодно проводится 10000 подпольных операций по пересадке человеческих органов, сообщает The Guardian. Большая доля приходится на нелегальную торговлю почками (75%). По словам медиков, растущий спрос обусловлен увеличением числа диабетиков и лиц с прочими хроническими заболеваниями.

Обычно пациенты отправляются в Китай, Индию, Филиппины или Пакистан для проведения операции. Они платят до 200000 долларов за почку преступным группам, насильственно забирающим органы у бедных людей, которые получают в лучшем случае по 5000 долларов.

К примеру, недавно израильская полиция арестовала 10 человек, включая врача. Их подозревают в участии в международной схеме продажи органов. Аналогичные схемы были вскрыты в Индии и Пакистане. А в Китае, к примеру, есть закон, разрешающий изъятие органов у казненных заключенных. Нелегальной трансплантацией занимаются и некоторые военные госпитали Поднебесной.

В 2006-2007 годах эксперты отмечали снижение объемов нелегального трафика органов. По словам доктора Люка Ноэля, сейчас же данная сфера активизировалась вновь. Выгода становится настолько очевидной, что в бизнес идут новые люди. Этому способствуют и пробелы в законодательстве некоторых стран и общий дефицит системы донорства.

Торговля человеческими органами уже давно перекочевала со страниц детективов и научно-фантастических романов в жизнь. Это один из самых прибыльных видов преступного бизнеса. Он процветает в Латинской Америке, Азии, Центральной и Восточной Европе. На черном рынке можно купить буквально все, что есть у человека: почки, легкие, печень, зрачки, кости, сухожилия, сердечные клапаны, кожу и многое другое.

Наибольшим спросом пользуются почки, потому что проблемы с ними имеются примерно у каждого десятого взрослого жителя планеты. Ежегодно, по данным ВОЗ, в мире пересаживают около 70 тыс. почек. 20% из них приходится на черный рынок. Он существует не только в бедных странах, где продажа почек и прочих органов имеет хотя бы экономическое объяснение — чтобы не умереть с голода, люди готовы идти на все, в том числе и распродавать себя по частям.
Реклама

Торговля органами сильно криминализирована. В Голливуде снят не один фильм, герой, которого знакомится в баре с красивой девушкой, идет к ней домой и теряет сознание, выпив коктейль. На следующий день он приходит в себя и обнаруживает, что остался с одной почкой.

Самое страшное, что это вовсе не выдуманная история. Еще страшнее то, что подобные истории происходят и у нас, в России.

О заработках торговцев говорят хотя бы такие цифры, которые, конечно же, очень сильно колеблются. В то время как донор получает за свою почку в среднем 5 тыс. долларов, «брокер» перепродает ее в среднем за 150 тыс.

 Спрос диктует предложение

Пекин признал, что львиную долю органов для пересадок китайские медики получают от казненных заключенных, совсем недавно — в 2005 году. Газета China Daily утверждала, что число «зэковских» органов превышает 65%. В статье также цитировался Хуан Йефу, замминистра здравоохранения КНР, который признал, что приговоренные к смертной казни заключенные «определенно не самый лучший источник органов для пересадок».

«За исключением небольшого количества жертв автомобильных аварий, — сказал он на конференции хирургов в Гуанчжоу, —практически все остальные органы для трансплантации извлекаются из трупов казненных заключенных».

Торговля органами живых доноров, за исключением кровных родственников и супругов, запрещена в Китае с 2007 года. Запрет усилил и без того большую нехватку донорских органов и привел к расцвету черного рынка. Ежегодно в пересадках почек нуждаются около 1,5 млн жителей Поднебесной, медики же могут обеспечить ими лишь 10 тыс. нуждающихся.

В Китай едут за органами сотни состоятельных иностранцев, готовых платить десятки тысяч долларов, чтобы не ждать длинной очереди у себя на родине. Стоимость почки на черном рынке доходит до 200 тыс. юаней (около 30 тыс. долларов).

Даже после принятия закона о запрете торговли органами в китайских газетах можно найти объявления об их продаже. Обращает на себя внимание и то, что закон от 1984 года, разрешавший забирать органы из тел казненных заключенных, от которых отказываются родственники, или с их разрешения, почему-то не отменен до сих пор. Не закрыты и работающие день и ночь клиники и медицинские центры, находящиеся в непосредственной близости от крупных лагерей заключенных.

С другой стороны, борьба с торговцами ведется. На днях в КНР задержали крупную банду, торговавшую почками. Обвинения предъявлены 16 подозреваемым, доказана продажа более 50 почек.

На днях Пекин предпринял еще одну попытку поправить свой имидж в глазах мирового сообщества. Все тот же Хуан Йефу сообщил, что правительство решило в течение пяти лет полностью отказаться от практики забора внутренних органов у казненных преступников.

 «Почечный» рынок

Еще одной страной, где процветает черный рынок торговли органами, является Пакистан.

Насим Кусар из деревни Султанпур Мор, что на востоке Пакистана, последней из многочисленной родни легла на операционный стол. Она последовала примеру сестры, шестерых братьев, пяти невесток и двух племянников. Все они живут сейчас с одной почкой.

«Нас толкнула на это крайняя нужда», — объяснила Кусар решение расстаться с почкой.

Торговля почками приобрела в Пакистане такой размах, что его называют сейчас «почечным базаром». Власти уже не первый год обещают запретить торговлю, но сделать ничего не могут — вокруг этого бесчеловечного бизнеса кормится слишком много народа. В том числе и чиновников.

Особую радость «почечной» мафии вызвало страшное землетрясение в 2005 году в пакистанском Кашмире, в результате которого погибли от 84 тыс. до 200 тыс. человек. Буквально на следующий день сотни маклеров срочно выехали в пострадавшие от стихийного бедствия районы. Они уговаривали продать почки несчастных людей, которые и раньше-то жили на жалкий доллар в день, а после землетрясения лишились последних источников к существованию.

 Америка не только покупает, но и продает

Несколько лет назад близкая к правительству Саудовской Аравии газета al-Watan обвинила американских военных медиков в том, что они… торгуют органами убитых и раненых иракцев. Гуманитарная миссия Америки, как это уже неоднократно бывало в истории, плавно переросла в прибыльную торговлю. Ну не могут практичные янки, по крайней мере долго, что-то отдавать и ничего не получать взамен! Особенно когда деньги, причем очень большие, в буквальном смысле этого слова валяются под ногами.

Врачи из секретных медицинских отрядов, следовавших за американскими войсками, которые проводили зачистки иракских городов, извлекали органы у мертвых и раненых иракцев, прежде чем их умертвить, и отсылали на родину для продажи. Операции проводились в мобильных операционных, оборудованных всем необходимым.

Для того чтобы скрыть следы своей деятельности, американцы часто сжигали трупы, а родным и близким иракцев говорили, что сделали это с целью профилактики, чтобы не вспыхнула какая-нибудь эпидемия.

Саудовские журналисты даже назвали некоторые расценки этого кровавого, но прибыльного бизнеса. За каждую добытую почку, которая годится для пересадки, иракцы-проводники получали 40 долларов, глаз стоил 25. О том, сколько зарабатывали сами врачи, можно только догадываться.

 В Европе тоже не все спокойно

Не остался в стороне от прибыльной торговли органами и Старый Свет. Чего стоят хотя бы обвинения в адрес Хашима Тачи, премьера Косово, который якобы создал банду, торговавшую не только оружием и наркотиками, но и внутренними органами казненных сербских и албанских заключенных. В материалах расследования, которое провел Совет Европы, утверждалось, что главой преступной организации был турецкий доктор Юсуф Сонмез, который, по его же собственным словам, совершил 2400 операций по пересадке органов. Интерпол выписал международный ордер на его арест, но у Турции нет договора об экстрадиции с Косово.

Можно вспомнить и скандальное реалити-шоу «Большой донор» компании Endemol на голландском телевидении в 2007 году, трое участников которого боролись за почку медленно умирающей от неоперируемой опухоли головного мозга женщины. И хотя передача оказалась розыгрышем, шума она наделала много.

«Большой донор» расколол королевство на два лагеря. Противники называли его аморальным, сторонники хвалили за то, что он привлечет внимание к уже далеко нешуточной тяжелой ситуации, сложившейся в Нидерландах с донорскими органами: в пересадке почек каждый год нуждаются свыше 18 тыс. голландцев, а очередь состоит только из 3 тыс. Причем спасительную почку от донора получит лишь каждый второй. Среднее время ожидания — четыре года, каждый год, не дождавшись операции, умирают до 200 человек.

Можно вспомнить и Испанию. После того как на Пиренеях вспыхнул кризис, в интернете появились десятки объявлений испанцев, желающих продать почку.

Цены на органы в Испании намного выше, чем за пределами Европы. Однако есть покупатели, которые готовы заплатить больше в расчете на то, что органы европейцев «чище» и «здоровее», чем у жителей третьего мира.

Посмертное донорство и юридический вопрос.

 

 Посмертное донорство: готова ли Украина?..

В профильный комитет Верховной Рады направлен разработанный Министерством здравоохранения Украины законопроект, согласно которому каждый украинец сможет стать донором органов после своей смерти, если при жизни юридически не оформит отказ от такой перспективы.

«Потом профильный комитет должен передать его на рассмотрение Рады», – рассказал директор Координационного центра трансплантации органов, тканей и клеток МОЗ Руслан Салютин.

В свою очередь главный трансплантолог Минздрава Украины Александр Никоненко объяснил необходимость принятия такого закона повышенным спросом на донорство.

«У нас семь центров трансплантации готовы к постоянной работе. Но трупное донорство практически блокировано. У нас в стране делают сотню пересадок почек в год, одну – сердца и 12-14 – печени. При этом ежегодно в трансплантации почки нуждаются более 2000 человек, печени – около 1000, сердца – 500-700. После смерти человека согласие на пересадку его органов должен дать родственник, но он находится в тяжелом психологическом состоянии, и чаще всего отказывает», – отметил эксперт.

По его словам, при разработке украинского законопроекта авторы ориентировались на опыт России, Беларуси, Италии и Австрии.

Таким образом, после принятия закона все украинцы станут потенциальными донорами. Однако каждый может отказаться от сдачи органов: для этого нужно будет написать заявление и отнести в поликлинику по месту жительства либо отправить по электронной почте Госслужбе по трансплантации. Это ведомство создаст единый реестр отказчиков, а также будет контролировать работы по забору органов и поиск потенциальных доноров.

По словам медицинского адвоката Людмилы Солоп, закон может быть полезен, но возможны и риски, так как трансплантология предусматривает не только пересадку внутренних органов, но и сухожилий, мышц, кожи, то есть человека смогут разобрать на органы. Еще один риск, о котором говорят юристы, – некачественные органы для трансплантологии и процветание «черного» рынка органов.

Так, в начале ноября СБУ разоблачила и пресекла противоправную деятельность организованной преступной группировки, участники которой наладили торговлю за границей малообеспеченными украинцами-донорами органов, в частности  почек.

В течение 2011-2012 гг. участники этой группировки подыскивали и вербовали малообеспеченных граждан Украины, организовывали их выезд за границу, обеспечив паспортами и документами, и передавали сообщникам для проведения операций по изъятию почек.

Между тем, авторы закона заверяют, что такие злоупотребления будут невозможны благодаря строгому контролю.

В то же время, некоторые специалисты отмечают, что законопроект о презумпции согласия трансплантации органов после смерти не решает проблемы с количеством трансплантаций. Нужно улучшать материальную базу.

В частности, глава парламентского комитета по вопросам здравоохранения Татьяна Бахтеева считает, что на самом деле Украина является родоначальником трансплантаций, и через слабую материальную базу это направление у нас не развито.

"У нас очень слабая материальная база. У нас 27 регионов страны, и мы имеем только 7 работающих центров трансплантации. Это Запорожский, Донецкий Львовский, Одесский, Днепропетровский центры и в городе Харькове. Хотя, вспоминая историю, мы должны сказать, что впервые трансплантация в мире была осуществлена ​​именно в Украине. Поэтому наша страна является родоначальником трансплантации", - подчеркнула она.

Бахтеева отметила следующее: "Я бы сегодня не говорила, что законодательная база у нас не совершенна и ее нужно немедленно менять. Потому что главное - это повысить материальную базу. Если мы увеличим материально-техническую базу, если мы создадим единый центр трансплантации, то и количество таких операций увеличится".

Она убеждена, что предложенный Кабинетом министров законопроект этот вопрос не решает.

"Законопроект не увеличит количество трансплантация. Кроме того, этот законопроект еще официально не зарегистрирован, он находится в кулуарах Кабмина. Одним законом мы не решим эту проблему. Это только навредит нашему обществу", - убеждена она.

Кроме того, народный депутат Александр Ефремов считает, что недопустима с юридической точки зрения норма презумпции согласия, в соответствии с которой, если человек при жизни не запретил брать его органы для пересадки, то это означает, что он по умолчанию разрешает это делать.

"Мы пока глубоко его не изучали, но на сегодня большая часть нашей фракции склоняется к тому, что необходимо подходить с осторожностью к его рассмотрению. Большая часть высказывается против введения нормы, что если человек не задекларировал отказа сдавать свои органы, то считается, что он подтвердил свое согласие. Это совершенно обратная норма в юриспруденции, и я ее категорически не поддерживаю", - заявил Ефремов.

Ежегодно более полутора тысяч украинцев пребывают в ожидании пересадки того или иного органа. Дожидаются — меньше шестидесяти.

Еще каких-то лет 20 назад статистика не была такой печальной. Медики считают, что главная проблема кроется в законе о трансплантологии, принятом в 1999 году. И в Минздраве уже готовы с этим согласиться. Поэтому сегодня Министерство здравоохранения разработало проект закона, призванного изменить положение вещей.

До 1999 года в украинской трансплантологии действовала презумпция согласия. То есть, отбирать органы у покойного для их пересадки больному человеку можно было лишь в том случае, если покойный еще при жизни не сделал на этот счет письменный отказ.

Но согласно международным конвенциям, рекомендующих странам с переходной экономикой выбрать презумпцию несогласия, чтобы избежать коррупционных злоупотреблений, в 1999 году законодатель включил в Закон статью 16. Согласно этой статье, органы и ткани покойного могли быть использованы только в случае, если его родственники или он сам при жизни подписали на то разрешение. Если родственников нет, оперировать было нельзя.

После этого операции по пересадке резко прекратились. Ведь потенциальные доноры — не 90-летний дедушка, умерший от совокупности старческих болезней, и не его ровесница, лет 20 мучившаяся артритом, а, чаще всего, - молодые люди, еще недавно и не помышлявшие о смерти или болезни. Родственники таких людей практически никогда не дают согласия на посмертное донорство.

Кроме того, в нашей стране до сих пор нет базы доноров и реципиентов. А ее важность невозможно переоценить. К примеру, в США также действует презумпция несогласия. Но там система работает, как часы. Потому что как только врачи получают пациента, которого невозможно спасти, они делают необходимые анализы и сверяются с базой. И если недалеко от клиники есть подходящий человек, нуждающийся в органе (чтобы расстояние можно было преодолеть на вертолете максимум за пару часов), врачи пытаются уговорить родственников безнадежного пациента.

В то же время прекрасно срабатывает пропаганда, которой занимаются общественные и религиозные организации. А практически у каждого водителя в правах указано, согласен он на пересадку его органа в случае смерти или нет. Очень разумный подход, если учесть, что в 90% случаев именно дорожные происшествия пополняют банк органов.

В результате американские клиники проводят по 16 тысяч пересадок в год. Украинские — меньше 100. Возражения на тему уровня медицины несостоятельны. В конце концов, те же пересадки роговицы глаза наши врачи 12 лет назад делали сотнями.

Украина едва ли не единственная постсоветская страна, где существуют специальные нормы УК, предусматривающие уголовную ответственность за нарушения в сфере трансплантации.

Но беда в том, что законодатель прекрасно расписал, как делать нельзя и что за это будет, а законного механизма не дал. В результате наши граждане, остро нуждающиеся в пересадке, едут за границу. Потом возвращаются на родину, к примеру, с новой печенью, и умирают. Потому что нет надлежащего ухода, а один день лечения в европейской клинике стоит как подержанная иномарка. Или потому, что где-то в Азии реципиент получил орган с гепатитом или еще какой-то болезнью, смертельно опасной для человека на иммунодепрессантах, отмечают специалисты.

Статьи 143 (нарушение установленного законом порядка трансплантации органов или тканей человека) и 149 (торговля людьми) УК появились в 2001-м. И если вторая из них трактуется довольно широко, первая применяется только к медикам. За 10 лет было возбуждено 20 уголовных дел по ст. 143 УК. Дошли до суда — не более 5. Оно и понятно, круг экспертов в трансплантологии довольно узкий, многие хорошо знакомы между собой. А без вывода экспертизы развалится любое подобное дело. В общем, срабатывает корпоративная солидарность и понимание, что на месте подсудимого завтра может оказаться сам эксперт.

Из последних скандалов — дело о торговле тканями в Ивано-Франковске. Четырех работников областного бюро судмедэкспертизы задержали за то, что они разбирали трупы на части, извлекали кости и продавали их в Германию для производства биоимплантатов.

Немцы платят за череп 32 евро, кость можно продать за 12-42 евро. В морге говорят, что договор с производителем имплантатов у них есть, совершенно легальный. И разрешения родственников на изъятие тканей якобы тоже имеются. Другая версия — разрешения хоть и подписаны, но добыты мошенническим путем.

«Изъятия проводили без разрешения родственников или, взамен согласия, обещали им ускорение вскрытия бесплатно. Хотя такой оплаты и не должно было быть. Или брали разрешение на один фрагмент, а брали гораздо больше», - рассказал зампрокурора области Ивано-Франковской Олег Кипер.

Кстати, в Германии действует презумпция несогласия. Поэтому материал для производства биоимплантов местные производители предпочитают импортировать. Это серьезный аргумент в пользу противников изменения украинского закона о трансплантологии. Мол, мы превратимся в сырьевую базу, врачи будут разбирать на части бедных и здоровых - для спасения жизни богатых и больных.

Однако есть опыт Белоруссии, где уже четыре года действует презумпция согласия. За это время сделано 63 операции по пересадке сердца. В то время как в Украине — всего пару. При этом в мировых рейтингах риска черной трансплантологии белорусы нас не опережают, даже отстают.

 «Законом от 1999 года мы лишили тысячи людей возможности проведения операции по спасению их жизни», — говорит главный трансплантолог Минздрава Александр Никоненко. — Например, когда в Белоруссии поменяли закон, ситуация изменилась радикально».

Часто можно услышать мнение, что согласие на донорство по умолчанию приведет к тому, что врачи будут смотреть на каждого пациента как на потенциального донора. А то и «помогут» ему стать таковым, вместо того, чтобы лечить.

Но, по словам Никоненко, это практически невозможно. В Украине очень плохо с информационной базой. Вопрос о донорстве решается после смерти мозга, и врачи понятия не имеют, подойдет кому-то орган или нет. И если подойдет, то кому именно. Для этого проводится специальное исследование. Так что живым пациентам ничего не грозит.

Пока потенциальные нововведения проходят стадию общественного обсуждения. Не понятно другое, отмечают эксперты: почему ни Минздрав, ни специализирующиеся на медицинских вопросах общественные организации не проводят работы с гражданами? О донорстве вообще не принято говорить. И никакой закон не изменит правовой безграмотности украинцев. Как и бывших советских граждан вообще.

В той же Белоруссии всего 15 человек написали отказ от посмертного донорства. Из них 8 — по религиозным причинам. Это не значит, что остальные согласны. Это значит, что никто об этом не думает.

Кстати, всплеск черной трансплантологии сегодня наблюдается вовсе не в бедных развивающихся странах. Многие европейцы, столкнувшись с бедностью, продают свои почки, легкие, костный мозг или роговицу, сообщает издание The New York Times.

«Организованные криминальные группировки пользуются уязвимостью обеих сторон сделки: людей, страдающих от постоянной бедности, и отчаявшихся состоятельных пациентов, которые сделают все, чтобы выжить», — поясняет специальный прокурор ЕС Джонатан Рател.

По данным правозащитной организации Organs Watch, в год в мире нелегально продается до 20 тыс. почек. В ВОЗ считают, что это обусловлено, в первую очередь, нехваткой органов — только 10% от общего числа нуждающихся в пересадке получают донорский орган.

Запрет на продажу органов в той или иной стране не значит, что ее граждане не принимают участия в черном рынке. К примеру, в Сербии, где очень строгие законы в этой сфере, за последние 10 лет полиция не зарегистрировала ни одного случая торговли органами. Но только потому, что сербы, завербованные торговцами живым товаром, едут в Болгарию или Косово и делают операции там.

Такова же ситуация и в Украине. У наших граждан и сегодня покупают почки и части печени. Просто оперируют их не на родине, а там, где можно. Например, в Азербайджане.

как стать донором
Обработан
От чего появляются заеды на губах? Под заедами на губах понимается появление трещин в уголках губ, сопровождающихся раздражениями, появлением гнойничков в уголках рта, возникновением дискомфорта. Сначала в уголках рта начинает появляться покраснение, которое переходит в небольшие трещинки, а в некоторых случаях и эрозии. В результате заедов становится больно разговаривать, накрасить губы...
Сосуды головного мозга - известные заболевания.   При появлении постоянных головных болей любой человек должен пройти медицинское обследование. На основании жалоб пациента врач назначает необходимые методы диагностики. С помощью исследований удается визуализировать плотность и структуру мозгового вещества. Иногда наблюдаются ситуации, когда в ходе обследования не удается выявить опухоль, однако...
  Аллергические проявления на ушах, чем вызваны и как их лечить   Аллергическим заболеваниям подвержено в настоящее время немало людей. Слизистая оболочка носа, его придаточных пазух, а также глотки, гортани и трахеи является первым барьером на пути воздуха в легкие, и потому именно она прежде всего реагирует на содержащиеся в нем аллергены. Как избежать неприятных последствий, связанных с этими...
История появления антисептики и ее виды   Выделяют виды антисептики в зависимости от природы используемых методов: механическая, физическая, химическая и биологическая антисептика. В практике обычно сочетают разные виды антисептики. В зависимости от метода применения антисептических средств, химическую и биологическую антисептику делят на местную и общую; местная, в свою очередь, подразделяется...
Аартериолосклероз сосудов головного мозга Атеросклероз (в переводе с греческого: кашица плюс уплотнение, затвердение) – распространенное заболевание, характеризующееся специфическим поражением артерий в виде очагового разрастания в их стенках соединительной ткани в сочетании с жировой инфильтрацией внутренней оболочки сосудов, что рано или поздно приводит к тем или иным расстройствам...

.

  • Очень хороший препарат. Не раз принимал его при появлении заложенности носа, когда сосудосуживающие уже не помогали. И ребенку своему даю , когда простудится. Хотелось бы узнать какая форма выпуска эффективнее: драже или капли?